Лунный камень. Магические и лечебные свойства лунного камня

Лунный камень. Магические и лечебные свойства лунного камня

Именно такое наименование камень получил за свою характерную окраску. Минерал имеет серебристый цвет с голубым оттенком. На нём хорошо...

Горный хрусталь. Магические и лечебные свойства горного хрусталя

Горный хрусталь. Магические и лечебные свойства горного хрусталя

Горный хрусталь – это одна из разновидностей кварца (двуокись кремния), которая является наиболее распространенным микроэлементом на Земле. Кристаллы кварца...

Гиацинт. Магические и лечебные свойства гиацинта

Гиацинт. Магические и лечебные свойства гиацинта

Само слово гиацинт обозначает не только цветок, но и минерал. Слово имеет древнегреческое происхождение, и восходит к названию цветка...

Библейская энциклопедия (1891) сообщает о ясписе очень противоречивые сведения: “яспис, яшма — один из драгоценных камней, упоминаемый как в Ветхом, так и Новом Завете. Яспис занимал третье место в четвертом ряду судного наперсника Аарона… Толкователи Священного писания… вполне соглашаются с тем, что еврейское и греческое названия jashpeh и jaspis одного и того же происхождения..

О том, что яспис всегда упоминается среди драгоценных камней, действительно много свидетельств, но яшма никогда не была драгоценным камнем и не могла быть в судном наперснике, поэтому помещать рядом, через запятую, яспис и яшму — некорректно. Толкователи совершенно справедливо полагали, что яшфе и яспис тождественны, но тогда почему на шестой позиции (яшфе) стоит алмаз, а яспис стоит на двенадцатой позиции, где — еврейское яхалом, который, как мы показали, является алмазом. Утверждение, что яспис-алмаз основано на очень шатком основании из “Откровения Иоанна”, где Иоанн Богослов, говоря про земную жизнь Богочеловека, уподобляет ее чистоте и безукоризненности цвета ясписа: ’’Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному (21).

Алмазы бывают разного цвета, от “чистой воды” до черного, но характерными признаками являются твердость и “алмазный блеск”, что древние себе совершенно ясно представляли.

В “Греческом языке Нового Завета” (перевод с греческого Б.М.Ньюмана, 1971) мы почерпнем столь же неоднозначную информацию: “иаспис — “яшма”, в древности этим словом обозначались различные драгоценные камни, возможно опал или алмаз”.

Некоторая фонетическая близость греческих слов иасис — “излечение, исцеление” и иаспис привела к еще одной народной этимологии, приписывающей яспису (яшме) исцеляющие свойства: “На Афонской горе, в монастыре Ватопед сохраняется и по настоящее время чаша из яшмы, принесенная в дар греческим императором Мануилом. По рассказам монахов, она противодействует ядам и исцеляет все болезни, стоит только из нее напиться” (М.И.Пыляев, 1896).

Несостоятельность отождествления яшмы и ясписа была очевидна всем, поэтому мы видим много оговорок и сомнений в приведенных сведениях. Это противоречие пытался устранить А.Е.Ферсман, этимологически отождествив яшму с благородным нефритом и, тем самым, нефрит с ясписом. А отождествлению ясписа (нефрита) с алмазом, косвенно способствовала одна древняя легенда, рассказанная Плинием: “алмазы находятся на Кипре, в Македонии и Эфиопии, где он попадается всегда вместе с золотом и положенный на наковальню, при ударе разбивает и молот и наковальню, если же его хотят разрушить, то прибавляют козлиную кровь”. А вот что писал А.Е.Ферсман о действительном событии:

.в мастерских Круппа первая попытка сломать на наковальне глыбу нефрита окончилась тем, что наковальня рассыпалась на куски….хотя нефрит много мягче, чем кварц, но его вязкость, не-уничтожаемость при механическом воздействии превосходит все другие материалы земли и промышленности”. Приведем здесь точку зрения А.Е.Ферсмана, о которой говорили чуть выше: “Ию или ию-ши называют его китайские писатели, тама — его называют японцы, чу — манчжурцы, каш — монголы, иешм — персы, яспис — греки. Вероятно одного и того же корня слова — jeschm, iuchi и yasch (или каш) и сливаются эти наименования, являясь лишь различными формами одного и того же понятия. В то время как монгольское слово каш, связанное с чолонг (камень), преобразовалось в кахолонг и переплело с настоящим нефритом молочно-серые тона гобийских халцедонов, гораздо распространеннее и постояннее оказалось название, по звукам более приближающееся к yeschm-iuchi; действительно, весь Восток, начиная с древней Халдеи и Иудеи и кончая культурными Грецией и Римом, удерживал для нефрита название яшмы-ясписа… даже такой крупный знаток камней, как Боэций-де-Боот не мог в 1697 году разобраться в этом вопросе и выяснить, что под именем яшмы подразумеваются две разнородные группы камней; восточный нефрит и то, что мы сейчас называем яшмой” (“Самоцветы России, 1920).

В данном случае А.Е.Ферсман окончательно запутал вопрос с ясписом. Говоря о кахолонге, А.Е.Ферсман невольно оказался в плену одной невероятной этимологии, созданной в XIX веке немецким минералогом Брикманом, который выводил название камня из калмыцкого холонг — “камень” и кахе — “река”. (В соответствующем месте мы объясним происхождение этого названия для опала — “кахолонг”).

Исторически сложилось так, что нефрит оказался не только любимым, но и культовым камнем Китая с исконно китайским названием, к которому нет надобности добавлять слово “камень” — ши. Другое дело, в заимствованных понятиях; когда китайцы познакомились с алмазом, мы знаем, что они дали слову три иероглифа — “золото-сталь-камень”; когда узнали бирюзу, то тоже назвали, исходя из употребительных иероглифов — люй-сун-ши (“зеленый непрочный камень”). Китайские литературные названия нефрита — яо и цюнь, последний иероглиф еще означает и “прекрасный, великолепный”. Нам уже знакомы подобные названия, с ними мы встретимся и далее. Древнее название нефрита и яшмы — юй, а юйци — “изделия из нефрита”. Но и в форме юй-ши, это слово и яшма никак не могут быть выведены друг из друга.

Тюркское название нефрита — каш, но в халха-монгольском наречии хаш — “халцедон”, а в ойратском наречии под термином хаш понимают “яшму”, поэтому, вероятно, этот термин является заимствованием. Любопытно, что в армянском языке значительно более древнем с точки зрения культуры камня хаж (хаш, каш) имеет значение “бирюзовый, голубовато-зеленый”, а в персидском хазра — “зеленый, зелень; небо, небесная лазурь”, и термин каш мог относиться первоначально, на мой взгляд, только к бирюзе. Еще А.Е.Ферсман писал: “Где надлежит говорить о бирюзе — в очерке ли о зеленых или о синих камнях, когда одни ее разновидности отличаются чисто небесным цветом, а другие, излюбленные Мексикой, сливаются с зелеными самоцветами?” В историческое время по свидетельству древних авторов, единственным источником благородной бирюзы были горы Нишапур; и до сих пор в этих горах, в верховьях р.Атрек существует пос.Фирузе. Но я думаю, что и Хорасанские горы и хребет Копет-Даг, расположенные параллельно к северо-востоку от Нишапура тоже были богаты этим камнем. В северных предгорьях Копет-Дага есть урочище, любимое место отдыха жителей Ашхабада, где после душного и пыльного города попадаешь в рай, словно в сады Эдема. И урочище, и поселок там носят название Фирюза (Бирюза).

В этих горах и в Малой Азии местного нефрита не было. Долгое время было всего два источника нефрита — Бирма и Восточный Туркестан, в настоящее время Восточный Туркестан — это стык Китая, Киргизии и Казахстана. И здесь мы встретим десятки топонимов, гидронимов и оронимов с корнем “каш”. Нефрит, как и кремень, кварц, обсидиан и твердая яшма также стоял у истоков цивилизации, но благодаря своей уникальной вязкости и прочности стал необходимым и любимым материалом только в неолите, когда человек освоил шлифовку камней.

Но, как не было нефрита в Малой Азии, так не было своей бирюзы и в Туркестане, поэтому верблюжьи караваны с Востока везли нефрит, а караваны с запада — бирюзу. На ираноязычных территориях нефрит повсеместно стал “яшм”, а в глубинной Азии на нефрит, вероятно, перешло одно из названий бирюзы — “хаш, каш”. Но совершенно очевидно, что ни к монгольскому слову “камень” -чулуу, ни к китайскому названию камня — ши эти термины отношения не имеют.

Яшфе (яспис), яшма и юй-ши имеют различное происхождение и разное содержание. В персидском языке йашми — “темнозеленый цвет; цвета яшмы”; в иранских языках яшм — “яшма и нефрит”. Истоки этого слова — в др.индийских пракритах; шйа- ма(синг.) — “темно-синий, зеленый”, что родственно яшме по метатезе. В санскрите шйама — “черного цвета, черный”. Это нас не должно удивлять, черный цвет — сложный цвет, и, например, в представлении наших предков синий и сизый, и зекрый — лишь разные вариации черного цвета (В.В.Колосов, “История русского языка в рассказах”, СПб., 2005).

В древности яшмами, вероятно, звали все поделочные непрозрачные камни в основном зеленого цвета, включая и нефрит; со временем слово яшма стало базовым словом для разнообразных кремнистых пород: йашм сабз (перс.) — “нефрит, гагат”, йашм сафйад (перс.,араб.) — “белая яшма”, йашм хатайи — “гелиотроп, кровавик” (яшма зеленого цвета с включениями красного цвета, обычно гематита). Яшмы бывают самых разнообразных цветов, кроме синего, но самыми распространенными являются зеленые и красные цвета. Для красных яшм существуют и свои названия. Тот же гелиотроп имеет имя собственное — Ьаджароддам (перс.,араб.)., хомаЬан (перс.) — “яшма кроваво-красного цвета”. С взаимопроникновением индо-иранской и семитской культур близкие слова обменялись понятиями. В арабском языке йашб (йашп-йасп) стало “яшмой”, а йашм стал ’’нефритом”, камнем далекой Центральной Азии. Под давлением мощной индо-иранской лексики “яспис” затерялся и стал “яшмой твердой и как уголь сверкающей”. Латинский язык все же сохранил память о драгоценности ясписа — “яшма, топаз ”. В дальнейшем добавилась и еще одна путаница, и яспис стал аспидом. Но об этом отдельный разговор.

Еврейское слово яшфе или яшпе, так как фонемы “п” и “ф” часто неразличимы в еврейском. Это слово мы часто встречаем в еврейских именах и фамилиях.

В еврейском языке буквы шин и син пишутся одинаково, поэтому и Иосиф (“Прекрасный”) — Иошф-Иошп и обрусевшее (И)Осип — слова тождественные. В иврите слово “красивый” звучит как iianhe, йафе(яфэ). Название современного города Яффа (в древности носил греческое имя Иоппия) переводится, как “прекрасный”; имя Йафи — “блестящий”. Если мы этот ряд дополним славянским ясный (прекрасный); древнетюркским йашне — “сверкать” и яшин — “молния”, то очевидно, что корнем в этих словах является йаш, йас. Этимологи сближают ясный с др.индийским йашас (М.Фасмер). Йаша (синг.) — “превосходный, красивый, прекрасный”; йаша и йашас (санскр.) — “прекрасный, славный, уважаемый; красота, слава, уважение”. Эту этимологию подтверждают и свидетельства древних, ставящих яспис в один ряд с драгоценными камнями первого порядка: “…а же сти^ъ се имаше сар-донихъ, и топази, измарагда, в же анфракса, аспиди, самфуоро.” (“Хроника Георгия Амартола, XI в.).

Какой же камень в современной терминологии скрывается под именем ясписа? Английские комментаторы книги “О камнях” Теофраста Э.Кейли и Дж.Ричардс считают, что яспис был “общим термином, которым обычно обозначали разновидности прозрачного или просвечивающего кварца, не имеющих особых названий, таких как “сардион” или “кристаллос”. С этим нельзя согласиться, так как для древних яспис, как и сардис (рубин), топаз или изум руд были вполне конкретными камнями; цвет же ясписа был близок к зеленому цвету. В “Палее толковой” под 1406 годом читаем: “аспид: камык, нарицаемый асписъ оубо зелень… обретается на оустьихъ формодонъты рекы”.

Кварц, широко распространенный минерал, известный чуть ли не с палеолита; и только один из минералов группы кварца — аметист удостоился в древности стать драгоценным камнем.

У нас достаточно свидетельств, чтобы мы смогли выяснить, какой камень древние называли ясписом. Иоанн Богослов, говоря о насыщенном цвете камня упоминает о его кристалловидности . Под “кристаллом” греко-римский мир понимал только горный хрусталь, молочный или полупрозрачный, или даже прозрачный. Ниже мы покажем и докажем необходимость в появлении этого чисто греческого термина.

В семито-персидском мире для горного хрусталя было свое название — биллур (булури, болур, баллур и т.д.). Греко-римский мир заимствовал это название (по метатезе) для берилла, тоже дающего шестигранные кристаллы, для греко-римлян — “кристаллоподобные”. В “Новом Завете” слово бериллос — “драгоценный камень зеленого или сине-зеленого цвета”. В арабо-персидском мире для берилла были свои названия — базади — “берилл”; зуммуруд масрийа — “берилл”; зуммуруд риханийа — “берилл”; в древне-тюркском мире -это вайдури (вадяедури) — “берилл, аквамарин, изумруд”.

Поэтому Иоанн и отмечал кристалловидность ясписа, имея в виду его шестигранные кристаллы. Теофраст нам дает, уже в свете наших знаний, точное решение проблемы, когда пишет: “ смарагд редок и, кажется образуется из ясписа. Говорят, что на Кипре однажды нашли камень, который был наполовину смарагдом, а наполовину ясписом, как если бы камень еще не целиком перешел из водного состояния”. А я хорошо помню глубокое разочарование сорокалетней давности, когда мы — группа из студенческого научного общества по руководством П.В.Флоренского “копали” изумруды на Урале. Практически всегда под слоем слюдистого сланца нам вместо изумруда открывался голубоватый или зеленоватый берилл, не дошедший ни до ювелирных разностей берилла, ни до аквамарина, ни, тем более, до изумруда. Как говорил Теофраст, -“еще не вышедший из воды”. В “Палее толковой” цвет этого камня, то есть того камня, что мы добывали на Урале, назван исключительно точно: “…камык, нарицаемый варимонъ, образ же его зекръ”. Зекр — это “голубоватый”.

О единой природе берилла и изумруда догадывался и Плиний Старший: “Берилл, как полагают, имеет ту же природу, что и изумруд, или, по крайней мере, весьма с ним сходен”.

Особенно ценились те бериллы, ’’которые своим цветом напоминают чистую зелень морских вод”. По всем описаниям качества и цвета этот камень определяется однозначно, так как изумруд был хорошо известен, поэтому искомый камень может быть только аквамарином (“морская вода”) из группы бериллов. Собственно говоря, с чем еще мог уподобить жизнь Богочеловека житель Средиземноморья, как не с чистой тогда зелено-голубой водой моря. С появлением довольно удачного термина — аквамарин для еврейского названия камня — яшфе, смысл древнего названия был утрачен, а некоторое фонетическое сходство яшфе и яшмы привело впоследствии к тем недоразумениям, о которых мы и писали. Таким образом, третьим камнем второго ряда судного наперсника был аквамарин.

Свойства камней

Хризоберилл. Магические и лечебные свойства хризоберилла


Хризоберилл

Название этого минерала произошло от истинно греческого слова «chrysos», которое в дословном переводе означает «золотой». В литературе также встречаются и другие названия камня и его разновидностей: цимофан, александрит, вайдуриам. Этот камень относится к драгоценным.

Хризоберилл – алюминат бериллия. Встречаются в природе бесцветные кристаллы. Окрас

...
Подробнее...